митрополит Антоний Сурожский

Память всех Русских святых. Об избрании Патриарха Пимена

20 июня 1971 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Сегодня Русская Церковь празднует святых своих; нет края русской земли, который не трепещет сейчас радостью и не сияет сейчас славой подвига многообразной христианской святости. И нет края русской земли, который не содрогается сейчас воспоминанием и переживанием великого страдания, которое прошло через нее за столетия нашей истории и особенно, может быть, за последние пятьдесят лет. Святые понесли крест доброй воли, отдали свою жизнь; и миллионы лю­дей на нашей многострадальной земле в сложную и, порой, страшную ее историю, понесли ужас страданий: непрошенны, нежеланны, — только претерпеваемы. И думая сейчас о святых, слава которых сияет перед лицом нашего народа, думая сейчас о тех, которые у Престола Господня молятся за русскую землю, будем вспоми­нать о тех, которые понесли добровольный крест, и тех, кото­рые вошли в великую скорбь и великое страдание, и будем мо­литься о том, чтобы и их молитвы низвели на нашу Родину по­кой и мир, и открыли пути к свободной, сияющей вере.

Всего несколько недель тому назад Русская Церковь избрала нового Патриарха. Перед ним лежит путь крестный. Он — мо­литвенник и печальник о Церкви родной, но и обо всей Русской земле, и тяжесть ее тяжело будет гнуть крепкие его плечи. Будем молиться не только устами, не только потому, что “так положено”, но потому, что нуждается он в любви, в живой, сердечной любви, в доверии и в молитвенной поддержке всех чад Церкви Русской. Будем молиться о новопоставленном нашем Патриархе. Он не человек большой силы и больших умственных дарований, он человек простой, с небольшим образованием, но большой и простой веры. Семнадцати лет, в разгар гонения, он принял монашеский подвиг, и с тех пор он несет свою веру открыто, как щит, перед лицом всех людей. Мы не знаем, что это значит в обстановке гонения, преследования, отчужденности и одиночества. Знают это те,  которые прошли через тюрьмы, через лагеря, которые годами несли гнёт гонения. Их вы­бор поставил на патриарший престол теперешнего Патриарха Пи­мена. Будем молиться о том, чтобы Господь, благодать Кото­рого восполняет все недостающее, сила Которого совершается в немощи, — чтобы этот Господь был его мудростью, — не земной, а вечной, его крепостью — не человеческой, а Божест­венной…

В день его избрания читались слова евангельские: “Куда Я иду, вы знаете, и путь знаете…” И мы все знаем путь Христов: путь уничижения, креста, любви до конца, забвения себя, неограниченной отдачи Богу и полной отдачи себя людям. Да даст Господь и Святейшему Патриарху Пимену в немощи челове­ческой нести силу Божию, в ограниченности человеческих сил сиять премудростью от Бога, в беспомощности своей быть по­добным Христу, Который Себя предал в руки человек грешных, чтобы они с Ним поступили, как захотят… И так поступили, — но не сломили любви Его и крепости Его веры в человека. И не потухла Божия надежда в нас.

Тот, Кто был изъязвлен за грехи человеческие, Тот, Кто стал, по слову Исаии пророка, Мужем страданий, да будет крепостью того, кто теперь вступает на патриарший путь.  В древние года патриаршество приравнивалось к принятию монашеской схимы, когда человек так отказы­вается от самого себя, так до конца отказывается от всякого и человеческого разумения и рассудка, что он отрешается от добра и от зла, и выбирает только одно: слушать, слушать глас Господень, вслушиваться в то, что речет Дух Церкви Своей Святей, с тем, чтобыэто провозгласить, чтобы это исполнить.

Да даст Господь этот свет и новопостав­ленному Патриарху Пимену. А мы вдумчиво, с посильным нам пониманием — и мало его у нас, потому что не прошли мы через его испытания! — будем доверчиво, молитвенно стоять перед Богом, прося Его, да совершится и в нем и через него для Церкви Русской и для земли Российской благая, спасительная и, порой, такая страшная нам воля Божия; ибо воля Божия — любовь, а нести любовь — это значит нести крест, и этотрудный подвиг.  Аминь.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет