митрополит Антоний Сурожский

Дочь Иаира и кровоточивая женщина

20 ноября 1983 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Сегодняшнее евангельское чтение нам повествует о двух чудесах Господних: об исцелении женщины, которой никакие человеческие силы, никакое человеческое знание, никакая добрая воля людей не могли по­мочь. И о том, как Спаситель Христос обратно вызвал к жизни земной молодую девушку, в ответ на мольбу ее родителей, в ответ на их скорбь и на их тоску. Много рассказов в Евангелии о чудесах Господних; и каждый из них, являясь одновременно и исторической реальностью, говорит нам нечто и о нас самих. Изо дня в день с каждым из нас происходит чудо Божие; силой Божией мы остаемся живыми; силой Божией мы восстаем от болезни; силой Божией от отчаяния мы возвращаемся к надежде, от греха возвращаемся к чистой, просветлен­ной жизни. Это такие же чудеса, как исцеление тела. И мы привыкли к ним, и мы считаем это обычным, потому что так постоянно нас взыскует Господь Своей милостью, Своей любовью и Своей творческой, в­осстанавливающей силой. Но вот, случись с другим человеком нечто подобное тому, что с нами бывает постоянно; покажись нам, что человек до конца стал зол, потемнел беспросветно, умер душой, что нам ни­какими силами — ни убеждением, ни пристращением, ни мольбой, ни любовью его не вернуть к жизни — и уже, как эти люди, которые окружали одр умершей девочки 12-и лет, подобно им мы говорим Господу: Ты ничего не можешь сделать — зачем Ты пришел? Что Ты можешь сделать — этот человек уже умер, ему возврата к жизни нет… Мы забываем про дочь Иаирову, мы забываем про ребенка, которого в Наине воскресил Господь, забываем про Лазаря… Но главным делом, забываем о том, как Господь нас от смерти восставляет к жизни всё время: от греха, от злобы, от отчаяния, от потемнения души, от того, что ничего в нас, как будто, живого не осталось, как трупы, будто, ходим… И если всмотреться в этот рассказ, мы видим, как Христос идет в этот дом горя, в этот дом, где есть подлинное, истинное горе матери, отца, настоящих, подлинных друзей — и общее сострадание, сочувствие других; и мы слышим, как Ему говорят: Зачем Ты пришел? Она умерла!.. И берет с Собой Христос трех учеников только, которые по рассказам и житиям святых представляют собой образ веры в лице Петра, любви — в лице Иоанна, и праведности — в лице Иакова. С Собой берет Он и мать, и отца, которые представляют собою чистое горе. И в этом контексте веры, надежды и чистоты, и подлинной мольбы о подлинной, истин­ной, реальной нужде, Христос восстанавливает умершую к жизни.

И это могло бы случаться постоянно вокруг нас; я не говорю о телесном воскрешении, но говорю о воскрешении душ человеческих. Но мы так часто стоим между чудом и человеком, и говорим: Стоит ли обратиться к Богу — что Он может сделать?.. Несколько лет тому назад, когда я говорил о возможности определен­ному человеку ожить, стать новым, творческим, мне было отвечено: Никакая сила из него человека не сделает!.. И тогда я обратился к говорящему и спросил: а скажи — неужели ничего Господь в твоей жизни не совершал? Неужели Он тебя не изменил до самых глубин, когда ты к Нему обратился?.. И когда этот человек мне ответил: Да, с тех пор как я стал православным, всё стало ново — я сказал: и ты после этого смеешь говорить, что Господь бессилен другого поставить?.. Вдумаемся в эти случаи — и в евангельский рас­сказ, и в этот случай, который я вам поведал; вдумаемся, потому что вокруг нас бесчисленное количество людей, которым нужно ожить душой, нужно обновиться, стать новыми людьми — но мы их ко Христу не приводим; мы не говорим им, что всё возможно, мы не зажигаем в них такую надежду, такую веру, такое вдохновенье, которые могут сжечь всё, так, чтобы осталось только пламенение и свет.

Вдумаемся в это, и когда встретим человека, который нам кажется мертвым, приведем его к Тому, Который есть и Жизнь, и полнота жизни, и любовь. Аминь.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет