митрополит Антоний Сурожский

К январским событиям в Литве

Радио "Свобода"
20 января 1991 г.
Тема: Отзывы на актуальные события   Место: СМИ   Период: 1991-1995   Жанр: Беседа

Говорить от Православной Церкви в целом, т.е. православных верующих, живущих в России, от себя я не имею права, но я могу сказать, что я об этом чувствую и что знаю из проповеди Патриарха Алексия. И говоря о Русской Церкви на Родине, единственное, что я могу сделать, это процитировать несколько слов из проповеди, по­слания Патриарха Алексия, которое напечатано в газете «Известия» 15 января с. г. После вступительных двух параграфов он говорит следующее:

«О живых я молюсь, чтобы Господь дал нам быстрее понять, что выше Закона может быть только Любовь, выше Права — лишь Милость, и выше Справедливости — лишь Прощение.

Эти дни, боюсь, никак не приблизили установления подлинного гражданского мира в нашей стране и нашем обществе. По крайней мере на многие годы в отношениях русского и литовского народов легла еще одна рана. И неужели прав сказавший, что «мы рушим на века и строим лишь на годы» ?!

И дальше, говоря о той ответственности, которую несет само государство за случившееся. Святейший пишет следующее:

«Но это — неизменное искушение и вековая болезнь государствен­ности; государство свои интересы склонно автоматически отождест­влять с интересами людей, а под «государственными интересами» склон­но понимать прежде всего удобство и легкость в управлении… Со всей определенностью должен сказать — использование военной силы в Литве является большой политической ошибкой. На церковном языке — грехом… Ситуация, близкая к литовской, складывается во многих иных местах нашего Союза. Надеюсь, что наш совместный и покаянный разбор того пути, который привел к насилию на улицах Вильнюса, по­может поиску иных путей в других областях страны».

И обращаясь к солдатам, он говорит следующее:

«Солдатам, которые сейчас находятся в городах Литвы, я хочу напомнить слова, которые Иоанн Креститель сказал воинам, пришедшим к нему за советом: «Никого не обижайте» (Лк.З,14). Прошу вас пом­нить, что, согласно вашим собственным убеждениям, вы находитесь не в чужой завоеванной стране, а в пределах вашего же Отечества, что все люди, здесь живущие — и литовцы, и поляки, и русские, и украинцы, и белорусы — ваши соотечественники и сограждане».

Значит ли это, что Патриарх Московский и всея Руси Алексий осуждает это вторжение в суверенную страну?

Я думаю, что он осуждает все военные действия и все действия насилия. Хотя он не выбирает между одними и другими, он считает, что положение Церкви не в том, чтобы приписывать правоту одним или другим, а в том, чтобы показывать тем и другим, где они совершили ошибки, и призывать к мирному и вдумчивому отношению к случившему­ся, с тем чтобы выправить дело и сделать жизнь возможной.

Что я чувствую очень четко, ясно и мучительно: Прибалтика была предана под сталинское иго завоевателями-немцами. После двад­цати лет свободы, когда все страны Прибалтики могли дышать полной грудью, создавать свою жизнь и строить ее на новых началах, они оказались завоеванными и потом предательски преданными в рабство. И конечно, соглашаться с этим нельзя было тогда и нельзя сейчас. С другой стороны, мы знаем, что по Конституции всякая республика Советского Союза имела право отделиться и заявить о своем суверени­тете. Это не оспаривалось, пока ни одна из республик не поднимала этот вопрос. Но когда этот вопрос встал, то первое, что сделало правительство в Москве: была отменена Конституция, новые правила были введены, и то, что было возможно и законно за час до того, сделалось незаконным и невозможным ввиду введения новых правил, которые позволили центру не признавать решения ни Литвы, ни Латвии, ни Эстонии. То же самое можно бы сказать о проблеме Грузии. И поэто­му то движение освобождения, которое сейчас проходит в Грузии, яв­ляется вполне нравственно законным и закономерным. Вот что я об этом думаю и чувствую.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет