митрополит Антоний Сурожский

О храме

16 ноября 1997 г.
Тема: Храм   Место: Лондонский приход   Период: 1996-2000   Жанр: Проповедь

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Меня просили некоторые сказать несколько коротких проповедей о храме и о Церкви, ввиду того, что многие приходят в храм, не отдавая себе отчета в том, что они совершают, и что с ними происходит в это время.

Вы, наверное, помните рассказ из Евангелия о мытаре и о фарисее: как мытарь пришел во храм, и он сознавал себя грешным, т.е. оторванным от Бога и поправшим и человеческие отношения, недостойным называться даже человеком, а не только верующим израильтянином. Он вошел во храм и не смел вступить в него. Он у притолоки остановился и бил себя в грудь в знак покаянного стыда и говорил: «Господи, помилуй меня, грешного».

Вот как нам надо было бы вступать во храм Божий. Войти в этот придел и остановиться на несколько мгновений, осознать, что мы вступаем в область, которая посвящена Богу нашему, которой Он — нераздельный хозяин, где Он живет всей Своей святостью и всей Своей смиренной к нам любовью. Мы должны бы остановиться у притолоки, перекреститься и попросить Бога о том, чтобы Он нам дал войти в этот храм и его не осквернить — ни своим присутствием, ни тем, что мы с собой приносим в мыслях, в чувствах, в плоти нашей.

Я упомянул о том, что следует нам положить крест на себя. Крест — это знак и смерти Христовой, убийства Христова на кресте, результат нашей человеческой греховности. Каждый из нас ответственен за смерть Христа, потому что в житии одного святого говорится о том, что один священник с негодованием думал о грешниках, и Христос ему явился и сказал: «Если бы всего был только один грешник на земле в течении всей человеческой истории, Я для него одного стал бы человеком, умер бы на кресте, чтобы его спасти» … Вот к Кому мы приходим во храм, и с чем мы приходим во храм.

И дальше мы должны еще одно помнить: что было время, когда Бог был, смею я сказать, у Себя, в этом творении нашем, до падения человека. Но человек отпал, предал весь мир во власть собственного себялюбия, собственных вожделений и через это во власть тьмы и греха, и зла, и страдания. Сатана говорил Христу в 40-дневном Его искушении: «Все это предательски вручил мне человек. Я — хозяин». И храм Божий является в каком-то смысле единственным местом, где Бог — у Себя. Да, мы себе не отдаем в этом отчета. Но когда я впервые поехал в Россию и погрузился в атмосферу безбожия, отрицания Бога и после этого через несколько дней вошел во храм, вдруг я понял, какое это диво. Все то на земле Русской, что не принадлежит верующим сердцам, — отнято от Бога; но человеческая вера, подвижническая вера нескольких тысяч людей сохранила на земле Русской храмы Божий, т.е. дом, куда Ему есть прийти или, вернее, место, где Он живет, где Он желанный, где Он в мире с теми людьми, которые приходят к Нему.

И когда мы входим сюда в храм, мы должны помнить, что внешний мир в той или другой мере, как говорит Спаситель Христос, «во зле лежит», — пленник зла, что храм — единственное место, где Бог у Себя дома, и где Он дома потому, что какие-то люди — не мы, большей частью — кровью своей, жизнью своей, смертью своей, подвигом своим обеспечили Ему место убежища, и мы приходим к Богу, Который на нас смотрит, как на братьев и сестер, и нам говорит: «Братья, сестры, вы Меня уберегли, вы Мне подарили это место, которое принадлежит только Правде, только Чистоте, только Свету. Благослови вас Отец Мой, как Я вас благословляю».

И когда мы входим в храм, мы должны себе отдавать отчет в том, что здесь живет изгнанник Господь, что вне храма Он живет только в сердцах и мыслях, и жизнях только тех людей, которые Ему подарят себя, свое сердце, свой ум и свою жизнь. Но что здесь Он полностью хозяин, что здесь — уже Небо на земле. Это еще не рай, потому что мы его погубили, но это Небо, сходящее к нам, чтобы приобщились этому чуду — Неба, Бога, взаимной любви и призыву Божию к чистоте, к такой жизни, которая была бы достойна Бога, и которая была бы достойна нас самих.

Поэтому, когда будем приходить во храм, остановимся у притолоки, положим на себя крест в воспоминание смерти Христа и победы Его через смерть над злом. И потом вступим во храм с молитвой. Что дальше мы будем делать в нем, я скажу в следующий раз. Но унесите эту мысль с собой, потому что она краеугольная в нашем отношении и к Богу, и к друг другу, и к своей собственной вечной судьбе. Аминь.

Опубликовано: Соборный листок № 314, декабрь 1997 г.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет