митрополит Антоний Сурожский

О канонизации царя Николая II и его семьи

Радиопередача Би-би-си
16 мая 1990 г.
Тема: Святые и святость   Место: Интервью для России   Период: 1986-1990   Жанр: Интервью

Сегодняшний день особенно для нас знаменателен ввиду того, что впервые в пределах Русской Патриаршей Православной Церкви воздвигнут храм памяти не только святителя Николая, который всех осеняет своей молитвой, но и государя императора Николая Александровича, государыни императрицы Александры Федоровны, цесаревича Великого князя Алексея Николаевича, Великих княжен Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии Николаевн/ых/ и с ними всех мучеников и мучениц рода царского. Тысячи людей в России, слу­шая нашу сегодняшнюю службу, возрадуются о том, что в свободном мире /могут/ дети Русской Церкви молиться тем, которых миллионы людей поминают как мучеников, к заступничеству которых они об­ращаются и прославления которых они ждут. Для нас особенная ра­дость, что на нашем торжестве присутствует Государь великий князь Владимир Кириллович со свой супругой. Возблагодарим Бога за то, что он с нами помолился о своих предках, о своих кровных, о своих родных…

Не является ли эта служба своеобразной канонизацией замученной царской семьи? или местным их прославлением?

В Русской Церкви издревле признавалось местное почитание святых. В каждой стране есть святые, которые неизвестны в дру­гих странах, и каждая страна или каждая область, где верующие признают святость тех или других подвижников, особенно мучени­ков, имела право их почитать как святых. Зарубежная Церковь, вместе с целым сонмом мучеников российских и таких подвижников веры, как патриарх Тихон, святитель Феофан Затворник, святитель Игнатий Брянчанинов и другие, формально канонизировала царскую семью. И мы, находясь на Западе, эту канонизацию признали как осмысленную, законную (но не обязательную для каждого из верую­щих). Она должна быть провозглашена в свое время в России. Но для этого нужно, во-первых, чтобы время переменилось. Сейчас еще слишком много незнания о царской семье, слишком много приоб­ретенных навыков мысли и сердца; для многих эта канонизация бы­ла бы непонятна, многие просто не знают о царской семье ниче­го. На Западе собран большой материал о жизни, о личности и о смерти членов царской семьи, который в свое время будет пере­дан в Патриархию, и я уверен, что царская семья будет признана как семья царственных мучеников Российских.

Наши слушатели услышали этот молебен. Не может ли у них возникнуть мысль, что в Англии была проведаена канонизация царских мучеников?

Я не думаю. Ведь ни в какой момент не был зачитан акт о ка­нонизации, ни в какой момент не было действия, которое усопших, верующих христиан, воздвигло бы на престол уже святых. Это не толь­ко административное дело, конечно, это не зачитывание какого-то документа, но это действие, которое должно было быть совершено. Мы его не совершали, мы считали, что оно совершено, что созна­нием церковным у нас на Западе оно принято, и на этом основании мы действовали.

Как вы думаете, собирается ли Московская Патриархия провести канонизацию царских мучеников? готовятся ли к этому? думают ли об этом?

Я думаю, что в России тысячи и тысячи людей этого ждут. Я думаю, что сейчас еще время для этого не пришло. Во-первых, для того чтобы была совершена чья бы то ни было канонизация, требуется собирание всех возможных материалов за и против, взвешивание всех основа­ний за и против, и решение Церкви. Причем Церкви — не просто Патриарха и Синода. Патриарх и Синод должны рассмотреть это дело и принять какое-то предварительное решение, но решение принимается Поместным собором Русской Церкви, где представлены под председательством Патриарха все епископы, представители ду­ховенства из каждой епархии и представители из мирян. Я думаю, что рано или поздно это случится, но это должно быть совершено только тогда, когда это может  быть воспринято  как чисто религиозное действие, без всякого оттенка политичности.

Частично опубликовано: : Церковь и время. 1998. № 4(7).

Слушать аудиозапись: , смотреть видеозапись: нет