митрополит Антоний Сурожский

О кардинале Хьюме

Радиопередача Би-би-си
26 июня 1999 г.

Диктор: Два месяца назад Бэзил Хьюм монах Бенедиктинского ордена, епископ Вестминстерский и кардинал, глава Католической Церкви Англии и Уэльса объявил своей пастве, что смертельно болен и что время его сочтено. 17 июня кардинал мирно скончался в больнице имени святого Иоанна и святой Елизаветы, на севере Лондона.

Митрополит Сурожский Антоний говорит о тяжёлой утрате, которую со смертью этого истинно духовного лидера понесли верующие всех конфессий Великобритании.

Митрополит Антоний: Скончался кардинал Бэзил Хьюм, который много лет правил Католической Церковью Великобритании. Я с ним не был очень коротко знаком, но, где-то такое, глубоко знаком. Первая моя встреча началась с того, что много лет тому назад, когда он был ещё аббатом монастыря в Эмплфорте, где находится одна из самых лучших католических средних школ, он её открыл для православных детей. Это было действие такой широты сердца, такой глубины в период, когда отношения экуменического порядка только-только зарождались. И он никогда, в течение всех лет, когда учились православные дети в Эмплфорт, никогда не сделал никакой попытки их совращать в католичество. Это было замечательно! Он их приветствовал, они жили своим очагом, в отдельном домике, под руководством православного священника, в православной среде, учились православию, несмотря на то, что были в католической школе, и вместе с этим получали образование очень высокого качества.

Я с ним познакомился там, во-первых, когда начал эту работу, а во-вторых, несколько раз туда ездил с ним встречаться по поводу тех или других дел, и, в частности, меня всегда поражала его теплота, вдумчивость, мягкость, желание понять. И это желание понять иногда шло гораздо дальше, чем я ожидал. Мне вспомнилось, когда был случай, когда с одним священником с православным у него были нелады, он меня попросил приехать, потому что он говорит, что я больше не могу, мне слишком трудно с этим человеком работать. Я приехал, долго с ним разговаривал, мне было ясно, что да, этому священнику надо уйти, и мы его вызвали. Я ему сказал: «Знаешь что, вот такое положение: вы слишком трудный человек для Эмплфорта и для Хьюма, вам надо уходить». И тут же он меня перебил и сказал: «Нет, я передумал! Мы должны как-то справиться с нашими трудностями, пусть он остаётся, и мы сделаем всё возможное, чтобы всё было хорошо!» Это было очень трогательно, потому что он действительно хотел мира и взаимного понимания.

Это была такая первая глубокая встреча с ним. Дальше, когда он стал кардиналом, я его посещал несколько раз, бывал у него на богослужениях иногда, когда были экуменические собрания. И потом у меня было некое столкновение с ним. Он меня пригласил на экуменическое собрание, и я ему ответил, что нет, я не считаю возможным прийти, пока Папа будет продолжать свою прозелитическую деятельность на нашей родине, и пока он будет об этом молчать. Он мне ответил, что он понимает мою точку зрения, что он не будет настаивать на том, чтобы я пришёл. А потом я его встретил на обеде у епископа Кентерберийского. Мы должны были сидеть за одним столом, один против другого. И когда он пришёл, я ему был рад просто, и мы встретились так ласково и так дружелюбно, что было ясно, что каждый из нас имеет право на свои убеждения, каждый из нас имеет право на своё стояние, но что никакие разногласия не могут расшатать старую крепкую дружбу, которая создалась между нами. И эта дружба у нас все эти годы продолжалась, и потеря кардинала Хьюма — большая потеря для всех, не только католиков. Он был человеком мира, но не примиренчества, а именно глубокого мира, исходящего из молитвы, из любви, из уважения к другому и из желания быть всякому другом в лучшем смысле слова, то есть не компромиссно, а совершенно правдиво, искренне и, вместе с тем, открыто до конца.

Я думаю, что его смерть — большая потеря для всех, но, с другой стороны, если мы действительно верующие, то тó, что он теперь предстоит у престола Божия и молится не только о своей пастве, но и всех тех людях, которые так или иначе имели с ним здесь дело, — благодать и благословение для всех нас.

Слушать аудиозапись: , смотреть видеозапись: нет