Митрополит Антоний Сурожский

О праздниках (Рождество, Сретение, Крещение). Беседа 4

Январь 1989 г.

Третье событие из жизни Спасителя Христа, о котором мне хочется сказать, это Крещение Господне. Крещение Господне часто вызывает недоумение: зачем Христу надо было креститься? Ведь Иоанн Креститель, выходя на проповедь, призвал всех каяться в своих грехах, очиститься от всякой скверны, выправить в своей жизни то, что пошло вкривь и вкось, направить всю свою жизнь, и душу, и ум, и волю в действие на поклонение и служение Богу. Но разве это нужно было Христу? Он же был свободен от греха, Он же был Сам Бог, ставший человеком; зачем же крещение? Один западный богослов, образованный и тонкий протестантский пастор мне так это объяснил, — и мне его объяснение запало в душу: он говорил, что в рождестве Христове человеческая плоть, человеческая личность Христа как бы пассивна; Он — новорожденный ре­бенок, и в какой-то момент, как человек, Он должен на Себя взять то поручение, которое Ему дано Богом и Отцом. В Своем Божестве Он един с волей Отца; но теперь, в Своем человечестве, Своей человеческой волей Он должен соединиться совершенно с во­лей Божией и начать Свой путь. И вот Он приходит на Иордан, где Креститель призывает всех погрузиться во иорданские воды, чтобы омыться, очиститься от грехов. И эти воды, образно говоря, те­перь из живых, простых вод делаются тем, что русские сказки на­зывают «мертвой водой»: весь человеческий грех, омытый, остаёт­ся в них убийственной тяжестью. И Христос погружается в эти во­ды: как чистый, белый лён, как чистая, белая материя погружается в красильне в краску. И Он, Сам по Себе свободный от греха, вы­ходит из этих вод, нося на Себе всю тяжесть человеческого греха. Он погружается не в воды, а в грех, Он погружается не в воды, а в смерть, и выступает из этих вод, готовый к тому, чтобы раз­делить всю человеческую судьбу: жить и умереть как человек, ос­таваясь неизменно живым Богом. А умереть как человек, это значит не только быть холодным и голодным, уставать и мучиться, это значит в какой-то момент пережить отчуждение от Самого Бога, потерять Бога, как потеряло Бога человечество — и от этого мы все умираем. «Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты Меня оставил?» — самый страшный крик, который земля когда-либо слышала; Сын Бо­жий, желая до конца разделить судьбу человечества и каждого че­ловека, принимает на Себя эту последнюю обездоленность, потерю Бога, и умирает. И этот путь крестный — крестный путь человека Иисуса Христа, как Его называет апостол Павел — начинается в день Его крещения, когда Он погружается в смерть и грех, оста­ваясь Сам бессмертным и чистым, но принимая нашу смерть и наш грех, и принося их на крест в день Великой Пятницы.

 

Слушать аудиозапись: , смотреть видеозапись: