митрополит Антоний Сурожский

О слышании – притча о сеятеле

22 октября 1972 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Есть в Евангелии место, где Христос нам говорит: Блюдите, како слышите, — т.е.: Обратите внимание на то, как вы слышите слово, которое до вас доходит.

Нам всегда кажется, что мы слушаем, понимаем; но вот се­годня перед нами вновь, в который раз, читалась прит­ча о сеятеле — и что? Она такая ясная, она такая привычная; казалось бы, нам даже и не нужно ее вновь слышать, мы могли бы ее повторить, рассказать, объяснить. Но кто из нас может сказать, что он ею сколько-то живет? И вот тут слова Христовы: Будьте осторожны, как вы слышите слово Божие — не напрасны. Мы слышим и помним; слышим слухом и помним головной памятью. Но доходит ли это слово до нашего сердца? А вместе с этим, если не коснется до нашего сердца живое слово, оно только прозвучит в нашей мысли и никакого плода не принесет.

Заду­маемся над этим; есть бесконечное количество евангельских от­рывков, которые мы так любим, которые так прекрасны, которые мы так хорошо знаем, которые мы могли бы всякому рассказать и всякому объяснить; но не встанут ли они в какой-нибудь день перед нами, в день судный, упреком — не потому, что мы не понимали, а потому именно, что понимали и все-таки этим не жили нисколько?

Сегодняшняя притча об этом именно и говорит. Есть люди, у которых сердце глубокое, которое было вспахано глубоко — страданьем и состраданьем, любовью, горем, до которого дошло сознанье страшного одиночества человека, когда нет Бога в его жизни. И в такое сердце Божие слово падает как семя и принимается как доброй землей — глу­боко оно заходит, пускает корни, оживает, оживает всем опытом жизни этого человека, и страданьем, и радостью — всем питается, и прорастает, и приносит плод. Но как мало таких слов принесло плод в жизни каждого из нас, в моей жиз­ни, и, вероятно, несомненно, в вашей жизни.

Сколько раз мы слышали живое слово Божие, которое нас всколыхнуло, взволнова­ло; а через мгновенье, еще до выхода из церкви, нас унесло потоком пустых мыслей, сплетен, болтовни — и мы опустошены; ничего не осталось. Этот росток, который мог бы подняться и принести плод, от него не осталось ничего, потому, что самое семя унесено ветром, как унесло чужим пустым словом — и нашим пустословием.

А иногда удержалось это слово, как будто упало в трещину того камня, который мы несем в себе, который мы называем своим сердцем, своим сознанием, и оно удержалось, и начинает всходить; но и тут недолго ему прожить, потому что корня ему не пустить в каменное, жестокое, холодное сердце. И умирает это слово. Поднялось, как будто, и была надежда, что плод принесет — и ничего не осталось. … А бывает и сердце глубокое, которое может это принять; и у каж­дого из нас есть такое глубокое сердце — только мы даем ему зачерстветь, охладеть. Это сердце приходится жиз­ни, людям, Богу как бы молотом дробить, чтобы хоть трещина образовалась, чтобы под корой замерзлости, окаменелости про­глянула земля, та плодотворная земля, которая может принести плод…

Подумайте о словах Христовых «Слушайте!» — и задумай­тесь над тем, как мы слышим: напрасно? Себе в суд и во осуждение? Или нет — в жизнь вечную? И как милосерд Христос; Он нам говорит, что некоторым дано понять; некоторым непонимаемое ими разъясняют, чтобы они поняли; а некоторым не надо разъяснять, потому что если они поймут головой и отвергнут сердцем — какова будет их ответственность! Иисус Христос говорит: Для таких говорится притчами, чтобы они слушали и не слышали — как бы от этого холодного, мерт­вого понимания ума, от такой мертвой головной веры человек не был бы осужден. Притча раскрывается перед нами в меру нашей открытости и понятливости. А понятливость — в сердце, не в голове; опытом жизни, кровью добывается понимание слов Божиих. … Вот в течение всей этой недели станем думать о том, — кто мы в этой притче? Куда падает зерно? Куда падает слово Христово? В терние, которое его заглушит, убьет, задушит? На камень — где оно взрастет и ум­рет от зноя и от сухости? Или при дороге, откуда унесет его ветер и где оно будет разнесено всеми хищниками жизни? Или в сердце доброе… А если сердце наше не таково — поста­вим перед собой вопрос, как же этот камень раздробить, как же к жизни вернуть охладевшее сердце? Аминь.

Опубликовано: Альфа и Омега. 1997. № 13; «Во имя Отца и Сына и Святого Духа…» – М.: «Гранат», 2014.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет