митрополит Антоний Сурожский

О Страшном Суде

25 февраля 1979 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Притча, которую мы читали сегодня, так всем хорошо известна, что, казалось бы, нечего о ней и говорить; и вместе с этим, есть в ней несколько черт, на которые мне хотелось бы обратить ваше внимание.

Первое это то, что когда стали подсудимые — т.е. все мы — перед судом Божиим, Господь не стал спрашивать ни о чем, относящемся к вере, к мировоззрению, а спросил их только и пря­мо: Были ли вы человечны на земле? Когда перед вами стояло горе — подумали ли вы о том, чтобы утешить? Когда был голод, и холод, и тоска, и оставленность, и заключенность в тюрьме, и плен бо­лезни — что вы сделали: пожалели вы или нет?.. И те, которые по­жалели, тех Господь принял, ни о чем другом не спрашивая, потому что эти люди сумели на земле любить — земной, реальной любовью, и поэтому были открыты и к тому, чтобы вместить и Бо­жественную любовь будущего века. Но эти люди, которые совершили дела любви, недоумевали о том, что в них увидел Господь? Как это случилось, что Господь Себе приписывает то, что они сделали другим? Поступать по любви им было настолько естест­венно, что они и, не задумываясь, так поступали… Мы не спасёмся тем, что с натугой сердца, мучительно, заставляя себя, помня о Господней заповеди, мы будем их творить; они должны войти нам в плоть и кровь так глубоко, так совершенно, чтобы они стали естественным движением души, а не простым послушанием закону, который нам дан извне. И поэтому, если кто из нас и думает, что он поступает милосердно, что он заботится о больных, посещает тюремных заключенных, питает голодного, одевает холодного – и пусть он поставит перед собой вопрос: от сердца ли он поступает, или потому, что чувствует, что таков его долг, и что он даст ответ за свои поступки? И если только по долгу, то, Боже, как мы далеки от того, чтобы быть детьми Небесного Царства!

Но обратите внимание и на тех, которые ничего из этих дел человеческой любви не совершили. Когда Христос им ставил этот вопрос, они даже его не понимают: Где же мы Тебя, Господи, видели? Когда же мы Тебя не посетили в больнице или в тюрьме? Когда же Тебя не одели холодного, когда не накормили голодного? Когда не утешили в горе? Они никогда не замечали никого вокруг себя, потому что иначе они бы не ставили бы вопрос о том, надо или не надо, Бог ли получит, как бы косвенно, дар нашей люб­ви, или только этот человек? Они прожили всю жизнь только для себя, расчетливо, разумно, т.е. в конечном итоге, вполне безумно..

И вот, перед нами тот же вопрос: Как мы поступаем по отно­шению к ближнему? Часто люди говорят: Я не знаю, как любить Бога, я Его ищу в потемках, я не могу до Него дорваться!.. — Очень просто: через человека! Апостол Иоанн сказал, что тот, кто го­ворит, что любит Бога, но не любит ближнего своего, реальной и творческой любовью — тот лжет, потому что никто не может любить невидимого Бога, если он до этого не научится любить кон­кретного, живого, животрепещущего перед ним человека… И поэто­му, раньше, чем ставить вопрос о том, чтобы достичь Бога, поста­вим себе вопрос о том, как мы относимся к ближнему. Если наше сердце закрыто, холодно, замкнуто, если оно испугано при одной мысли, что ближний может от нас потребовать сердца и жизни на­шей – НЕ О ЧЕМ говорить, нечего искать близости Божией, — надо сначала научиться иметь сердце теплое, сердце живое, сердце внимательное к ближнему, и  тогда оно откроется и как чистое сердце увидит Бога. Аминь.

Опубликовано: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа…» – М.: «Гранат», 2014.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет