митрополит Антоний Сурожский

О верности

6 августа 1978 г.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

В прошлое Воскресение, в проповеди, которая глубоко потряс­ла каждого из нас, отец Виталий нам указывал на опасность, на пагубную опасность слова, расходящегося с действием. Он говорил о том, сколько прекрасных слов можно слышать в нашей среде и как они недоказуемы тем образом жизни, который мы проводим. И в первую очередь, конечно, эти слова коснулись глу­боко и болезненно меня самого, с этого амвона, год за годом, го­ворящего слова истины, слова правды, которые, однако, не претворяются в моей жизни в действительность… Молю Бога о том, чтобы слушающие эти слова воспринимали, и чтобы они принесли плод!

И, однако: можем ли мы сказать, что, слыша евангельское чте­ние, слова Самого Христа, слова Самого Бога, ставшего человеком, из недели в неделю читая их снова, мы менялись бы так, чтобы люди вокруг нас дивились, что среди них есть новый род человеческий, род, подобный Христу, чистотой, святостью, любовью? Мы можем себе поставить вопрос о том, можем ли мы выполнить то, о чем говорил отец Виталий? Окружены ли мы теми запросами и теми требованиями, которым подвержена его собственная паства? — Конечно нет! Но вместе с этим, того малого, что мы можем сделать, мы не выполняем. Мы дивимся подвигу святых, мы ужаса­емся тому, с каким мужеством и величием, из столетия в столетие верующие свидетельствовали свою веру; что же нам делать, чтобы войти в ряды тех, которые жизнью не изменяют Хрис­ту, Которого они проповедуют словом, имя Которого мы носим.

Мы сегодня празднуем память святых Бориса и Глеба, стра­стотерпцев Российских; они не умирали за свою веру в том смысле, что никто не требовал от них отречения от Христа, от православ­ной веры, от верности Церкви. Но они умерли за Евангелие в том смысле, что они предпочли исполнить заповедь о любви к ближнему, не воспротивиться посланным против них убийцам, они предпочли это своей жизни

Каждый из нас встречает на своем пути те или другие трудности, и мучительные, и пугающие нас обстоятельства; каждый день перед нами стоит вопрос о том, будем ли мы верны Евангелию Христову в той или другой мере, по отношению к тому иди другому человеку, в тех или других обстоятельствах. И пока мы колеблемся, пока мы не уверены в том, исполним ли мы Еванге­лие, или выберем мы легкий путь — время прошло, и мы не оказа­лись свидетелями ни правды, ни истины, ни святости, ни Христа… Наша жизнь, по сравнению с Борисом и Глебом, с новыми и древними мучениками Церкви так легка, требуется от нас столь немногое, чтобы показать, что мы верны Христу, имя Которого мы устами ис­поведуем, Который умиляет наше сердца, Которого мы любим по-свое­му, и, однако, Которому мы изменяем постоянно! Не пора ли нам услышать дивное, грозное слово, которое произнес отец Виталий, не пора ли нам услышать слова Христа и опом­ниться, и сделать что мы можем: может быть, немногое, но все, что мы можем, чтобы через нас не посрамлен был Господь, Который полюбил нас до смерти, до крестной смерти, до сошест­вия во ад, до погружения в ужас Богооставленности?.. Неуже­ли мы на всё это не можем ответить посильной нам верностью? И если мы ответим так, тогда и мы, за малое, войдем в сонмы и ряды тех, которые прославили Бога великим подвигом, и сияют сейчас — в нашей памяти и в памяти Божией невечерним, непотухающим светом вечности и святости. Аминь!

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет