митрополит Антоний Сурожский

Об исцелении

12 августа 1990 г.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

В сегодняшнем Евангелии мы еще и еще раз видим отчаянную человеческую нужду — и неспособность учеников Христовых исце­лить человека… Как недавно мы читали в Евангелии о том, что они чувствовали, что они не в состоянии накормить народ, кото­рый окружает Христа; и спросили они: почему? Почему они так бессильны? Почему не могут они помочь тем, которые с такой на­деждой к ним приходят?

И Спаситель две вещи сказал. Сначала, до их вопрошания, Он сказал: «Приведите больного мальчика ко Мне.» И это первое, что каждый из нас в состоянии сделать. Когда перед нами нуж­да, болезнь, отчаяние и растерянность, мы так часто стараемся своим умом помочь; и порой, в какой-то мере, мы это можем сде­лать. Но в конечном итоге, предельная гармония, цельность че­ловека может быть восстановлена только Самим Богом.

И поэтому мы должны помнить, что мы посланы в этот мир для того, чтобы каждого нуждающегося привести к Са­мому Христу, стать настолько прозрачными, настолько незаметны­ми, чтобы люди вошли в общение со Христом, потому что мы их за руку к Нему привели — но и только.

Второй вопрос был поставлен конкретно учениками: «Почему мы не могли его исцелить?..» Потому что не хватило ве­ры. Не веры в то, что у них есть сила это сделать, а веры в то, что Бог может это сотворить, и что роль ученика в том, чтобы распахнуть как можно шире дверь для Бога, чтобы Он мог вступить в жизнь и сотворить чудо.

Но для того, чтобы так быть способным поступить, как и Спаситель им сказал, надо пройти путем молитвы и поста. Не поста в том смысле, в котором мы о нем говорим так часто: воздержания в пище; а поста в том основном смысле, в котором святые отцы понимают это слово: отказ — или, вернее, свобода — от всего того, что нас порабощает; свобода от все­го того, что нас прельщает, царственная независимость, при которой мы можем до конца принадлежать Богу и быть способными к Нему обернуться, и слушать, в глубинах нашего бытия, Его животворящее слово.

В этом и заключается, в конечном итоге, молитва: в том, чтобы мы, стряхнув с себя все узы, забыв про землю, про небо и про себя, стали перед Богом в глубоком молчании, слушая, вслушиваясь всем нашим существом в Его присутствие, в Его безмолвие, в Его слово, животворящее; и отвечая Ему по­рой только одним словом: «Аминь! Да, Господи, приемлю, да!..»

И не напрасно в конце этого отрывка говорит нам Христос о том, что Ему через несколько дней надлежит быть преданным в руки человеков, которые озабочены только землей, и что они Его убьют, потому что такой свидетель свободы в Боге невыно­сим для них. Это предел того, к чему Он зовет учеников: «От­рекитесь от себя до конца! Уйдите в Бога до конца — тогда вы станете, вероятно, чуждыми тем людям, для которых Бог чужд, в которых не живет подлинная жалость и любовь… Следуйте Моему примеру, возьмите свой крест и последуйте за Мной — но без страха! Потому что Я никуда вас не поведу, куда Сам не прошел, ни каким путем, каким Сам Я не прошел, — и этот путь, через крест, ведет к Воскресению.» Аминь!

Опубликовано: «Воскресные проповеди». – Таганрог: Издатель Е.А.Сухова, 2003.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет