митрополит Антоний Сурожский

Перед Вознесением

4 июня 1978 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Приходит к концу пасхальная пора; через несколько дней, в среду, в последний раз совершим пасхальную службу, и после этого мы будем праздновать Вознесение Христово. В последний раз будут звучать, торжествующе, ликующе, пасхальные песнопения; но Пасха, чудо Воскресения Христова, остается с нами. То, с чем мы оказались лицом к лицу в пасхальную ночь, это диво опустевшего гроба, телесного восстания Христова, Его явления ученикам — и нам! — в славе, победе и торжестве, остается с нами, несмотря на то, что теперь возносится Господь на небо.

Вознесение — та­инственный праздник; это праздник, когда мы радуемся о разлуке; Христос, говоря со Своими учениками, в последний вечер перед Своей смертью на кресте, им говорил: Лучше вам, чтобы Я отошел; потому что когда Я отойду от вас, Я пошлю вам Духа, Уте­шителя, Который наставит вас на всякую правду… Радость разлу­ки… Радость о Христе, о том, что теперь Он возносится к Отцу и восседает одесную славы Божией; радость о нас, потому что Христос, воскресший плотью, плотью же возносится, и теперь, как говорит святой Иоанн Златоустый, если мы хотим познать ве­личие человека и его возможную славу, нам надо вознести взор ко престолу Божию и там мы увидим, сидящего одесную Бога и Отца, Человека Иисуса Христа, воплощенного Сына Божия. Чело­вечество, Воскресением и Вознесением Господними, как бы вошло внутрь самой тайны Святыя Троицы. Человек Иисус Христос — Бог наш.

И вот, мы ликуем об этой победе Господней, об этом про­славлении человека, и вместе с этим, как и ученики в ранние дни, как и ученики в течение всех столетий, мы остаёмся на земле сиротами. Когда Христос был среди нас, как сегодняшнее Евангелие нам говорит, Он был светом; мы оказы­ваемся в полутьме, или в потемках нашей личной жизни, и в потем­ках судьбы человечества на земле. Но Христос опять-таки нам обещал, что Он не оставит нас сиротами, что Он пошлет нам Святого Духа, Утешителя, Который возьмет от того, что принадлежит Ему, Христу, и научит нас всякой правде. Утешитель: Тот, Который приходит и Который нас удостоверяет в том, и опыт­но нас удостоверяет в том, что воскресший и вознесшийся Христос действительно — Господь и Бог наш; что действительно Он вос­седает одесную Бога и Отца, но, что одновременно, по Своему дивному обещанию, Он среди нас до скончания века, ощу­тимо для одних, невидимо, непознаваемо для других. Он в истории мира действует, спасает, преображает, ведет всё к последнему торжеству, к последней победе. А победа Божия — это наше спа­сение; слава Божия — это явление человека во всей славе его.

Но для того, чтобы Дух Божий к нам пришел Утешителем, надо нам быть в горе и в сиротстве от отшествия Господня; потому мы так редко, так несильно, неглубоко ощущаем это дивное присутствие Духа, что мы не глубоко ощущаем отсутствие Христово. Апостол Павел говорит: Жизнь для меня — Христос, а смерть приобрете­ние; потому что, живя на земле, я вдали от Господа… Так должны были бы и мы чувствовать, ликовать о том, что придет время и нашей разлуки от земли и входа нашего в вечность, где все наши любимые, и где любимый, поклоняемый, дивный Спаситель Христос. О, тогда уже теперь присутствие Святого Духа было бы для нас таким утешением, такой радостью, такой надеждой, такой победой уже теперь в вечности, которая грядет победоносно и дивно к нам.   Аминь!

Опубликовано: Труды. Т.2. — М.: Практика, 2007.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет