митрополит Антоний Сурожский

Преображение Господне

19 августа 1973 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Праздник Преображения раскрывает перед нами славу Богом созданной твари. Не только Христос явился в славе Отчей, в славе Своей Божественной в день этот перед Своими учениками; Евангелие нам говорит о том, что одежда Его воссияла неописуемой белизной, что этот Божественный свет струился из Его физического тела и из одежды, которая Его покрывала, и этот свет изливался на все, что окружало Его.

Здесь мы видим нечто, что уже прикровенно раскрывалось нам в воплощении Христовом; мы не можем без недоумения останавливаться мыслью на воплощении: как это можно, как возможно оказалось, что человеческая плоть, что материя этого мира, собранная в тело Христово, могла быть не только местом вселения живого Бога, — как бывает, например, храм, но соединиться с Божеством так, что и тело это пронизано Божественностью и восседает теперь одесную Бога и Отца в вечной славе? Здесь прикровенно открывается перед нами все величие, вся значительность не только человека, но самого этого материального мира, и неописуемых его возможностей, не только земных и временных, но вечных и Божественных. И в день Преображения Господня мы видим, каким светом призван воссиять этот наш материальный мир, какой славой он призван сиять в Царстве Божием, в вечности Господней…

И если мы внимательно, всерьез принимаем то, что нам здесь открыто, мы должны изменить самым глубоким образом наше отношение ко всему видимому, ко всему осязаемому, не только к человечеству, не только к человеку, но к самому телу его — и не только к человеческому телу, но ко всему тому, что телесно вокруг нас, ощутимо, осязаемо, видимо. Все призвано стать местом вселения благодати Господней; все призвано когда-то, в конце времен, быть вобрано в эту славу и воссиять этой славой.

И нам, людям, дано это знать; нам, людям, дано не только знать это, но быть сотрудниками Божиими в освящении той твари, которую Господь сотворил… Мы совершаем освящение плодов, освящение вод, освящение домов, освящение хлебов, мы совершаем освящение хлеба и вина в Тело и кровь Господни; это, внутри пределов Церкви, начало чуда преображения и Богоявления; верой человеческой отделяется вещество этого мира, которое предано человеческим безверием и предательством тлению, смерти и разрушению. Верой нашей отделяется оно от этого тления и смерти, отдается в собственность Богу и Богом приемлется, и в Боге делается, поистине, уже теперь, зачаточно, новой тварью.

Но это должно распространиться далеко за пределы храма: все без остатка, что подвластно человеку, может быть им освящено, все, над чем мы работаем, чего мы ка­саемся, все предметы жизни — все может стать частью Царства Божия, если это Царство Божие будет внутри нас и будет как сияние Христово распространяться на все, чего мы прикасаемся… Подумаем об этом; мы не призваны поработить природу, мы призваны ее освободить от плена тления и смерти и греха, освободить ее и вернуть в гармонию с Царством Божиим, и поэтому станем вдумчиво, благоговейно относиться ко всему этому тварному, видимому нами миру, и послужим в нем соработниками Христовыми, чтобы он достиг своей славы, и чтобы нами все тварное вошло в радость Господню. Аминь.

Опубликовано: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа…» – М.: «Гранат», 2014.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет