митрополит Антоний Сурожский

Притча о богатом и Лазаре

7 ноября 1976 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Богатый, о котором сегодня говорится в притче, прожив бессмысленную, опустошенную и опустошающую жизнь, вошел в Царство вечное и обнаружил, что ничего он не собрал с земли — только пустыня, только пустота. И тогда, в ужасе о том, что те, может быть, единственные, которых он любил на земле, идут тем же путем, как он, придут в это же место опус­тошения, в это состояние опустошенности, он обратился к Авра­аму с мольбой прислать свидетеля из вечности, чтобы он преду­предил и спас его близких и родных.

Ответ Авраама обращён также и к нам: У них есть Моисей, у них есть пророки, — те лю­ди, которые на земле знали Бога, возвестили всем, у кого были уши слышать, о путях Божиих — почему они их не послушают?.. Нет, этого недостаточно, сказал богач; если бы только пришел кто-либо воскресший — они бы могли поверить… Христос в этой притче нам говорит, что и воскресший не сумеет убедить в смысле жизни никого, если других свидетелей мы не послушаем… Эти слова обращены также и к нам, как были обращены к приточ­ному богачу; за нами — тысячелетия человеческой истории, сви­детели Ветхого Завета, святые Нового Завета, и — Христос, воскресший из мертвых. И, однако, разве мы до конца верим в эту весть жизни, которую Он принес на землю? Умер и воскрес, встал перед нами живой, засвидетельствовал о единст­венно ценном на земле и в вечности — а мы слушаем изо дня в день, из недели в неделю, из года в год — и ждем чего-то другого…

Как часто я слышу людей, которые мне говорят: Да, я Евангелие читал, я слышал проповеди, я читал и то, что святые писали — но если бы со мной случилось чудо — я бы поверил… Неправда! Неправда, увы — и чуду мы не умеем верить; потому что жизнь — сплошное чудо, жизнь полна чудес, жизнь полна Божественного воздействия, Его присутствия — и мы всё равно не верим.

Мы загораемся перед самым великим чудом земли: любовью; мы ликуем о ней, мы наслаждаемся ей, мы радуемся — и мы не понимаем, однако, что другого смысла в земной и веч­ной жизни нет; и заполняем свою жизнь тем, что постепенно любовь разрушаем, делаем самую любовь мелкой, ничего не ос­таётся от этого дивного сияния Божественной любви и любви зем­ной — и это мы знаем, это чудо в каждой нашей жизни, хотя бы раз, прошло. Мы были любимы родными, когда были малы, или чело­веком, которого встретили, или сами кого-то полюбили, или встре­тили Христа хоть на одно мгновение — и были поражены Его лю­бовью. Любовь везде брезжит, везде сияет — и мы на нее ра­дуемся, ею живем одно мгновение — и забываем, что когда она явилась, она всё собой заполнила и что только в ней есть смысл. И воскресший Христос нас в этом не убедил.

Поэтому не будем ждать другого чуда, кроме слова Самого Бога, Который нам говорит о вечности и о любви и о смысле жизни и смерти и вечности. Будем вчитываться в Его животворные, правдивые сло­ва; всё сочтём вторым, второстепенным, сосредоточим всё внима­ние на единственном на потребу; и тогда и земля станет небом, и небо включит в себя всё драгоценное на земле, и будет жизнь, Божия жизнь среди нас. Аминь.

 

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет