Митрополит Антоний Сурожский

Рождество Христово (сочельник)

6 января 1988 г.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Мы сегодня, в преддверии Рождества Христова, торжественно, вдохновенно и трезво воспеваем рождество в мир Сына Божья. В такую ночь, как эта, Бог стал человеком. И, недоумевая о том, как это могло случиться, святой Максим Исповедник говорит, что Бог и человек, в лице Господа нашего Иисуса Христа, соединились так, как железо соединяется с огнем, когда меч кладут в огонь и когда, вынув его, мы видим его сияющим, горящим огнем; так — говорит Максим Исповедник, — можно резать огнем и жечь железом. Соедине­ние без смешения и без всякого возможного разделения между ними. И это мы провозглашаем как факт человеческой и поистине вселен­ской истории. Бог неведомый, таинственный, недостижимый стал че­ловеком, не перестав быть тем, чем Он есть всегда: Святым, недо­сягаемым, Тем, перед Которым можно только поклониться в благо­говейной любви и трепете.

И родился Сын Божий от Девы Марии; от Нее Он воспринял пол­ноту человечества, от Духа Святого — полноту Божества, которая в Нем обитала всегда. И теперь раскрывается Рождеством Христовым перед нами и некая тайна о Боге, и некая тайна о человеке, и некая тайна о вселенной. О Боге раскрывается нам нечто, о чем мы и мечтать не могли; Тот Бог непостижимый, великий, перед Которым можно только трепетно поклониться, становится человеком, и в Его человечестве Бог делается хрупким, как младенец, уязвимым, как любовь, беззащитным, отдающимся нам неограниченно и безграничной любовью Своей. В младенце, родившемся в Вифлееме, в Его беззащитности, мы видим образ подлинной любви и Божественной, и человеческой.

Но мы видим одновременно нечто такое великое, такое душу захватывающее о человеке, о чем мы тоже и мечтать не могли: если один раз Бог мог соединиться с человеком так совершенно, как Он соединился с ним во Христе, значит, в человеке есть такие глубины, такое в нем величие, что он может быть единым с Богом, пронизанный Его присутствием, живым жизнью Божественной.

Но не только человек раскрывается нам в такой славе; вся Вселенная открывается нам по-новому, потому что если тело Христово могло соединиться один раз с плотью человеческой, воспринять человеческое естество в его вещественности, то это значит, что все вещественное может так соединиться с Богом, чтобы, когда придет конец времен, исполнилось слово апостола Павла о том, что Бог стал всем во всём.

Какое дивное откровение! Божественная любовь в ее хрупкос­ти, смирении, отдаче себя; человеческое величие, способное на такое единство со своим Творцом и Богом; и Вселенная, вся оживающая перед нами этим обетованием!

Будем, поэтому, жить согласно тому, что раскрывается для нас в эту ночь! Будем поклоняться Богу в Его непостижимом величии и в Его бесконечной, ласковой, доступной любви! Будем видеть друг во друге образ Божий, человека, призванного на нераздельное единство с Богом! И будем охранять все мироздание, Богом сотворенное, Богом любимое, и способное, как и мы, к таинственному, для нас непостижимому, общению с Творцом и с нами!

Да даст нам Господь благодать видеть, понимать, верить и поклоняться Ему и служить, и любить.

Аминь!

Слушать аудиозапись: , смотреть видеозапись: