митрополит Антоний Сурожский

Слово на бракосочетании

Январь 1981 г.
Тема: Любовь, Брак и семья   Место: Лондонский приход   Период: 1981-1985   Жанр: Проповедь

Часто на иконах Рождества Богородицы вставка: Иоаким и Анна, стоящие и держащие друг друга в объятиях. Это — может быть, самый прекрасный образ человеческой ласки и человеческой любви, которая может быть так чиста, так глубока, которая может быть такой силой, что она раскрывается всему святому, всему не­бесному и может родить самое святое, что земля может понести… Цените,  храните ту человеческую любовь, которая вас привела друг ко другу и которая вас соединила.

Всякая любовь не только от Бога, но несет в себе искру вечной жизни. Всякая любовь раскрывает нас и делает большими, чем земля. Один западный писатель сказал: Сказать человеку «Я тебя люблю» — значит то же самое, что ему сказать «Ты будешь вечно жить, ты никогда не умрешь» — потому что любовь крепче смерти, не только в обычном смысле, что если человек был любим, он никогда не может быть забыт, что все, кто его встретил в течение жизни, пока сами они на земле живут, продолжают светить­ся и гореть любовью и памятью. Но и в другом смысле любовь креп­че смерти, потому что если действительно Бог нас любит, если мы действительно не можем выпасть даже  из человеческой памяти и любви, то Божия любовь означает вечную жизнь.

И вот в начале нашего короткого молебна мы молились о том, чтобы Господь вам дал веру: веру друг во друга и веру в Него; чтобы вы друг другу доверились до конца, чтобы вы друг во друге не сомневались никогда, чтобы никакие видимости, никакие сомне­ния не могли поколебать то, что вы друг друга увидели, и то, что вас привело теперь к тому, чтобы сочетаться браком, т.е. решиться на то, чтобы у вас была только одна судьба, одна жизнь. Эта жизнь начинается в душе, в любви, в ласке, во взаим­ном доверии, в заботливости, в силе и слабости — во всем. Но расцветает она еще дальше и дальше, охватывая всё  в челове­ке до того мгновения, когда исполняется в человеке, в чете, то чудо, о котором говорится в начале книги Бытия, что муж и жена делаются одной плотью, одним цельным человеком, когда не только душа, но и тело стали едины, одной личностью в двух лицах, как Бог Троичен и Един.

Но то, что дается в первое мгновение любви, как чудо, как откровение, потом должно быть взято, порой, с бою; замкнутость, недоверие, страх, нерешительность, сосредоточенность на себе — столько вещей нам мешают быть свободными! И вот тут, то, что было прочитано в рассказе о Кане Галилейской, может быть так значительно. Распорядитель брака сказал жениху: Обыкновенно люди дают самое лучшее в начале, а потом то, что менее хорошо… И это бывает в каждой жизни; на рассвете любви мы друг другу даем всё — всю ласку, всё понимание; мы озарены светом такого виде­ния, что мы делаемся благодатно, чудесно слепы ко всякой тени; но приходит момент, когда мы дали всё, что у нас есть, и мы можем только вновь давать одно и то же; и тогда наступает мгно­вение, когда кажется: неужели истощено всё, и жизнь может быть только продолжением и повторением, блекнущим, более тусклым, того рассвета, который нас охватил в начале? Этому не надо верить; но надо знать, что приходит момент, когда любовь должна быть взращена, закреплена, просвещена, должна перерасти все земные преграды и разверзнуться до пределов бесконечного.

Божия Матерь нам оставила одну-единственную заповедь, те слова, которые Она сказала слугам: Что бы Он — т.е. Христос — ни сказал, — сделайте … И тогда, обыкновенная вода превратилась в вино Царства Божия, т.е. то, что есть самого обыкновенного на земле, стало вдруг чудом, вдохновением. Когда вы дойдете до предела своей человеческой ласки и любви и понима­ния, не останавливайтесь на этом, а вырастайте в новую меру. Учитесь ей от других людей, которые уже испытали это и выросли за все пределы земные; и учитесь этому в Евангелии, в той любви и в той свободе, которые нам заповедал, а не только проповедал Христос. Такой любви, которая растет, и растет так, что мы себя теряем из виду, уже перестаем себя переживать как центр. Живем, только, своей направленностью к любимому, видим его, живем им. Тогда случается то чудо, которое мы видим в святых; что человек для себя больше не существует, а для другого он де­лается животворящей любовью. Большей частью мы думаем, что мы должны себя утверждать, заявлять: как бы нас не забыли!.. Это не нужно. Если мы только сумеем забыть себя, то все вокруг нас утвердят нас той любовью, о которой я говорил раньше, которая есть вечность, которая нас делает больше земли и больше неба. Путь ваш сейчас нелегкий будет; идите этим путем с молитвой, которую мы сейчас произносили; и не устами, а всем сердцем; идите с Богом, идите с верой, твердой верой друг во друга, и с бесконечным терпением — и все преграды падут, и жизнь победит, и свет, и любовь.

Благослови  вас Господь, и ваших родителей, которые вас воспитали, благодаря которым вы такие, какие есть, такие, которые смогли друг друга полюбить; и пусть Божие благословение будет и над всеми теми, кто вам дорог. Храни, благослови вас Бог…

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет