митрополит Антоний Сурожский

Вербное воскресенье

18 апреля 1976 г.
Тема: Великий Пост   Место: Лондонский приход   Период: 1976-1980   Жанр: Проповедь

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Прошли подготовительные недели к Великому Посту, пронёсся и Великий Пост. С сегодняшнего дня мы вступаем в Страстную сед­мицу. Мы уже не слышим о том, что происходило с апостолами, о той подготовке, которую Спаситель давал им; теперь мы сами вступаем в эти события; теперь перед нами будут разверзаться эти события день за днём, теперь мы лицом к лицу с тем, что произошло 1943 года тому назад в Иерусалиме. Как отнестись к тому, что происходит? Будем ли мы на церковных службах, или же не дадут нам непреодолимые обстоятельства день за днём, вместе с Церковью переживать эти события? В нашей душе могут происходить те же самые перемены, могут пройти те же самые переживания. Подумайте, что бы было, если бы вы сегодня узнали, что близкого человека, которого вы глубоко почитаете, которого вы любите, за жизнь и судьбу которого вы готовы отдать, посколь­ку есть сил, всё, на что вы способны, что этот человек является предметом смертного приговора, что за ним происходит слежка, что сейчас люди собираются во тьме, с тем, чтобы его уловить на слове, и на этих словах построить его смерть. И вы видели бы, как этот человек, в этой толпе, полной ненавистни­ков, предателей, врагов, спокойно, не изменяя себе, не изменяя Богу, не изменяя вам, говорит слово истины и стоит во всём величии своей правды… Как бы вы переживали эти первые три дня, когда вы знаете, что вокруг него собирается кольцо смерти, и что вы ничего не можете сделать, — только с ужасом видите, что он будет взят, и что смерть его настигнет… И в среду мы будем вспоминать предательство Иуды, день, когда один из Его учеников соглашается Его предать, Его продать. Мы ужасаемся о нём, но Боже — как мы на него часто похожи в наших отношениях с людьми, как легко мы друг друга пре­даём, как легко мы отталкиваемся друг от друга, проходим мимо, делаем вид, будто мы не знаем, не видим чужой нужды, опасности, горя… Поэтому, когда будем слышать о предательстве Иуды, ужаснёмся — но не за него одного. Христос будет предан; и Тот, Кого мы любим, Тот, Кого мы почитаем больше всех, теперь в руках Своих врагов; теперь жестокий, бессмыслен­ный суд толпы будет происходить над Ним. Его будут влечь и бить, Его предадут судилищу, на котором нет правды. Его отдадут судьям, которые подкуплены страхом. И мы будем смотреть и всё это видеть… Как бы мы ответили душой, сердцем, а иног­да, может быть, волей, смелостью, если бы это происходило с близким нам человеком — и это происходит сейчас по всей земле; по всей земле рыщут предатели, по всей земле собирается смертельным кольцом ненависть вокруг того или друго­го человека, тех или других людей, по всей земле предаются они неправедному, лживому суду, отдаются подкупным предателям-су­дьям, — по всей земле это происходит сейчас. Нам не надо да­леко идти, надумывать эти картины, они происходят на нашей ро­дине и везде.

Вот, с чем мы должны войти в эти страстные дни; если бы это происходило с кем-нибудь нам родным и близким — неужели мы могли бы сердцем от этого оторваться, чем-то увлечься, чем-то развлечься, заняться чем-нибудь, что нас интересует или утеша­ет? Мы от всего бы отстранялись, мы следили бы за событиями, слушали бы всё, что говорится, старались бы присутствовать там, где что-то происходит, с ужасом переживали бы всё. И если бы, если бы мы узнали, что эта тоска смертельного Гефсиманского сада, это шествие со крестом, это оплевание и избие­ние, эта смерть голгофская, эта отверженность людьми, эта оставленность Богом, эта одинокая, ужасная смерть, это сошествие в самые мрачные тайники ада человеческого — что всё это про­изошло из-за нас, нас ради, — неужели бы этого не хватило, чтобы наша жизнь представилась нам иной и по-иному, и чтобы мы почувствовали, что этой жизни при­шёл конец, должно начаться новое, мы должны начать жизнь такую, чтобы не пришлось уже никому пережить из-за нас то, что пережил Христос…

Вот, о чём нам надо подумать сегодня уже, у преддверья страстных дней, и чем нам надо жить в течение дней страстных и тогда, когда до нас донесётся весть о победе, о Божией побе­де, о победе любви, о победе жизни, о победе правды — тогда мы сможем действительно возликовать не только о том, что Христос воскрес, но о том, что нам дана, что мы во­шли в новую жизнь. И тогда воскресение Христово будет нашим воскресением, и новая жизнь, вечная, торжествующая, воскресшего и вознесшегося Христа, будет днём и временем нашего преображения, нашего воскресения, нашего ожидания второго пришествия — тогда только сможем мы и с Церковью и Духом Святым из глубин наших, со всей нашей надеждой, со в сей нашей тоской по встре­че с Ним говорить: «Приди, Господи Иисусе, и приди скоро!» Аминь.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет