митрополит Антоний Сурожский

Закон и любовь

26 ноября 1978 г.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Я хочу обратить ваше взимание на две черты в сегодняшнем евангельском чтении. Подошел человек ко Христу, как говорится в Евангелии, «искушая Его», т.е. подвергая Его мудрость испытанию, надеясь, может быть, Его уловить на слове, так, чтобы можно было потом уже не обращать внимания ни на что, что Он скажет.

И посмотрите, как Христос его принял; Он его не обли­чил в том, что намерение его было зло, а ответил ему со всей глубиной, со всей любовью, которые Он дал бы самому честному, самому искреннему человеку, ставящему Ему тот же самый вопрос; и это нам первый урок. Мы часто очень подозрительно относимся к тем, которые к нам подходят либо с вопросом, либо с нуждой: с чем, думаем мы, он к нам пришел? С добром или со злом? От всего сердца — или лукаво?.. И тут мы закрываемся, и что бы мы ни говорили, чтобы мы ни делали, наш поступок или наш ответ запятнаны этим сомнением, этим недоверием, этим отсутст­вием готовности ответить от всего сердца, всей любовью своей на вопрос или отозваться на событие, оставляя Богу суд, предоставляя Ему знать, с чем человек пришел; самим же — давая, давая от всей души, давая от всего сердца, невзирая ни на что…

А вторая черта, на которую хотелось бы обратить вни­мание, это следующее: первый вопрос, который Спаситель поставил этому человеку: «А ты закон знаешь? — Да. — Ты его выполняешь? — Да…» И только после того, как Христос услышал от во­прошающего, что, да, он выполнил всё то, что ему по закону надо выполнить, открыл ему Спаситель тайну благодатной жизни, а именно тайну о том, что делать недостаточно, что всё должно исходить от сердца, полного любви…

Мы часто думаем, что мы стали хри­стианами, или таковыми родились, а что прошло время закона, правил, что мы можем оправдаться одними движениями сердца. Но как трудно нам жить по сердцу и оставаться чистыми и серд­цем, и мыслью, и поступками… В законе есть сторона жесткая и трудная; закон требует; но есть и другая сторона, такая легкая: закон, правило, имеют всегда предел, всегда можно сказать: «Я всё выполнил» — как сказал и этот законник; и он сказал, может быть, правду. В любви же есть одна привлекательная чер­та: в ней есть ласка, нежность, радость; но есть и очень страшное свойство, на которое обращает наше внимание святой Иоанн Златоустый, память которого мы сегодня совершаем: закон имеет предел — любовь предела не знает; никогда нельзя сказать: «Я долюбил, я сделал всё, что подсказывало сердце, я до конца полюбил» — потому что полюбить до конца, это полю­бить так, как Спаситель Христос возлюбил Своих учеников, по слову Иоанна, не Златоустого, а Богослова в Евангелии: «Он до конца их возлюбил, и жизнь отдал за них…»

Поэтому, раньше, чем мы будем пытаться жить только лю­бовью, сделаем усилие, попробуем научиться жить законом, т.е. не попирать того, что закон от нас требует: закон справед­ливости, закон правдивости, — все эти человеческие, естествен­ные требования взаимных отношений; и тогда только сможем мы вы­расти в такую меру, что превзойдя закон, мы сумеем любить всем сердцем, всей душой, всей крепостью, всем существом на жизнь и на смерть. Аминь.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет