Митрополит Антоний Сурожский

Цикл бесед о вере. Часть 1

Радиопередача БиБиСи
1972 г.
Тема: Достоинство человека   Место: Радиовещание на СССР   Период: 1971-1975   Жанр: Беседа

После последней беседы мне был поставлен вопрос: Что если человек говорит: «А мне твое доверие ко мне и вера в меня не под силу?» И мне хочется ответить на этот вопрос, потому что он очень важный.

Обыкновенно мы страдаем от того, что в нас не верят. Мы чувствуем, что в нас есть какие-то возможности, но для того, чтобы их осуществить, нам нужна была бы поддержка верующего сердца, человеческой любви, человека, которая говорит: Да! Не бойся! Ты можешь себя осуществить!  Но иногда, когда нам дано такое доверие, когда оно нам подарено, нам вдруг делается страшно: А что если я это доверие обману? — Что если у меня ничего не получится и окажется, что клубящиеся во мне мечты рассеялись как туманы, когда поднялось солнце? Что будет тог­да? Неужели я совершенно потеряю доверие, уважение, может да­же любовь тех, которые так на меня понадеялись???

И это человеку часто мешает. Но еще больше, может быть, мешает то, что очень часто, когда другой человек нам дарит свое доверие, он как будто верит в невозможное, т.е. он как будто не учитывает то, что я — просто обыкновенный, нормальный человек. Нам кажется, что он на все надеется, будто мы можем сделать все, все без ограничения, все, безусловно. И тут мы понимаем, с од­ной стороны, что это невозможно и боимся за это взяться, а с другой стороны, когда мы стараемся это осуществить, то обнаружи­вается, что мы не можем оказаться на высоте того «безумного», «непродуманного», «безответственного» доверия, которое нам было дано.  И вот здесь есть две стороны.

С одной стороны, тот, кто доверяет другому, кто в подарок, во вдохновенье ему приносит свою веру, должен это делать вдумчиво, разумно, мудро. А с другой стороны, тот человек, которому эта вера дается, должен быть трезв, сознателен и, прилагая все усилия к тому, чтобы творчески осуществлять свое призвание, все-таки знать, что у него есть какие-то ограничения. Эти огра­ничения мы не всегда можем обнаружить до того, как начнем трудиться. Только когда мы приступаем к изучению какой-нибудь науки, к чтению какой-нибудь книги, к какому бы то ни было де­лу, мы видим, сколько мы можем осуществить, и где кончаются наши возможности. Но начать мы должны, и мы не должны бояться момен­та, когда мы дойдем до предела своих возможностей. Потому что — и это очень важно — доверие, которое нам дается, вера, которая в нас вкладывается, относится не к тому, чтобы  мы осуществили все возможное человеку, а к тому, чтобы мы осуществили себя как можно более совершенно.

В этом смысл Христовой притчи о талантах; слово «талант» приобрело за столетия специфическое значение. Все мы знаем, что такое талант по отношению к музыке, к искусству, и литературе: но не об этом говорил Христос. В Его время талант это была де­нежная мера. Вот, какому-то человеку “сделали” вклад, и ему предложили осуществить эту денежную меру, добиться всего, на что он способен. Этот человек может приложить все усилия, и ес­ли он чрезвычайно одарен, он может удвоить, утроить тот дар, ко­торый ему был сделан. Если он менее одарен — он чего-то добьется.  Но на что он никак не имеет права, это сделать то, что сделал самый неодаренный из трех лиц, о которых говорит притча. Он испугался: А вдруг то, что заложено в меня, то, что мне да­но, я растрачу, потеряю и буду в ответе? — и зарыл его. Т.е. просто отложил в сторону, закопал, завернул в платок. А, когда пришло время суда, когда пришло время расчета, когда все пред­стали перед хозяином, оказалось, что все чего-то добились — толь­ко он не  добился ничего.  И он не был осужден за то, что он не принес барыш, выгоду своему хозяину; он был осужден за то, что он испугался и не решился ничего сде­лать, не решился ни на что.

Перенося эту картину на нашу обычную жизнь, мы можем рас­сматривать талант, о котором говорит притча, как дар в области искусства, литературы, поэзии — но это ограниченное понимание. В основе, то, что в нас заложено, этот талант, это все, на что мы способны, все богатство, все разнообразие, вся красочность нашей собственной личности. Можем ли мы это осуществить или нет? Можем; все могут, каждый может осуществить все, на что у него хватит духа, мужества” вдохновенья”. И в этом центр тяжести, в этом  весь вопрос. Мы должны так верить в челове­ка, такое ему подарить доверие, так его вдохновить, чтобы он нашел в себе храбрость, мужество, радость, творческую радость себя осуществлять.

Пусть он не гений — но он человек. Пусть он ничем не вы­дается — но пусть он будет самим собой самым полным и прекрасным образом, который ему доступен.  И тогда мы не будем на него накладывать бремена неудобоносимые, мы не станем на него накладывать тяжесть, которой он никак понести не может, потому что мы не станем требовать с него, чтобы, он стал, чем он никогда даже в мечте не мог быть, а будем ему говорить: Смотри: в тебе такое богатство! Осуществи его! Но он скажет: Где же это богатство, сколько? А ты не мерь! Ты просто творче­ски становись самим собой.  Где не хватит ума — восполняй сердцем, где не хватит крепости — восполняй товариществом.  И ты уви­дишь: чего ты не можешь осуществить один, то в сотрудничестве с другими, вместе с другими ты  можешь   осуществить, сделать вклад в общую сокровищницу людей.

Вот если мы так с верой будем подходить к человеку, мы сможем его вдохновить, и не раздавить своей верой и человек вы­растет в свою меру творчества и радости.

 

 

Опубликовано: «Человек перед Богом». – М.: Медленные книги, 2019

Слушать аудиозапись: , смотреть видеозапись: