митрополит Антоний Сурожский

О литургии. «С миром изыдем»

31 октября 1976 г.
Тема: Литургия, Роль мирян   Место: Лондонский приход   Период: 1976-1980   Жанр: Проповедь

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Перед самым окончанием Божественной литургии, когда мы в течение долгого времени стояли не только перед лицом Самого Бо­га, но в тесном родстве с Ним — близким, родным — мы провозглашаем: С миром изыдем! — выйдем теперь в жизнь, в нашу обычную, ежедневную жизнь с новым миром; но каким? С миром Хрис­товым. Выйдем из этого храма, оставив здесь как бы на сожжение, на окончательное уничтожение всё, что разрушает внутренний мир, внутренний покой.

Мы приходим сюда, становимся перед су­дом Бога, Который так нас возлюбил, что умер на кресте на­шей, человеческой смертью, для того, чтобы мы были свободны; мы стоим перед судом нашей собственной совести, и этот суд порой бывает суров; каждый раз, когда кто из нас приходит на исповедь — как он себя упрекает, как честно, искренне говорит о том, что он грешен, как тяжко и темно делается от этого сознания, что в течение дней, порой лет, мы живем как бы в тумане, в дурмане раздражения, зла, злобы, неправды; и как мы говорим тогда Христу: Боже, согрешил! Боже, я чув­ствую, что я недостоин даже Тебе говорить о моих грехах, потому что Ты чист и я не хочу Тебя ими сквернить! Как могу я приступить к святым Тайнам нечистый

В эти моменты нам ясно, как мы недостойны и как мы заслуживаем Божиего суда — и тут же просим прощения, и уверены, что Божия любовь, даже человеческая любовь победит, и Господь нам скажет: Прощаю! Иди в мире — толь­ко больше не греши так… И если мы обращаемся, как мы должны бы, перед каждой исповедью, к нашим близким, кого мы оскорбили, унизили, чем бы то ни было, — если мы подходим к ним и говорим: Прости — я теперь становлюсь перед судом неумолимым, правдивым судом своей совести — ты меня прос­ти, потому что иначе Бог меня простить не может — тогда мы слышим милосердное слово: Да простит тебе Господь, коне­чно я тебя прощаю… Но правда ли это? Прощаем ли мы по-настоящему, или только на короткое, короткое только время того, кто к нам приходит за прощением? Отпускаем ли мы людей на свободу навсегда, как мы надеемся, что Бог нас отпустит на свободу на­всегда, простив, очистив, омыв все наши грехи?…

И вот мы получаем прощение, мы стоим у Божественной литургии, мы — дети Божии, мы причащаемся, называем Его Отцом, и отсюда мы выйдем в жизнь; должны в жизнь выйти с миром Хри­стовым, т.е. войти в жизнь и приносить туда то примирение, то прощение, ту любовь, о которой мы просили сами — иначе че­го стоит наше покаяние?… Мы говорим: «Я грешный» — да, грешный, но тебя прощает Бог; неужели ты не можешь простить другого? Неужели ты не можешь всякую обиду, всякое унижение простить, как тебя прощает Бог за твою глубочайшую неверность Его Евангелию, Его правде?..

И если мы не можем это сделать, тогда мы можем сделать, хотя бы другое: воспринимать всё в жизни, самое горь­кое, самое обидное, унизительное, оскорбительное как за­служенное — потому что если мы не можем в этот мир войти как вестники Царства Божия, Царства любви, то мы дол­жны переносить все последствия темного человеческого раздо­ра и зла, которые властвуют вокруг нас. Если ты сам не можешь простить — не проси, чтобы тебя простили, или чтобы к тебе относились лучше, чем ты относишься к Богу; всё принимай, любую пощечину, любое оскорбление, любое унижение как от руки Божией, потому что ты вне Его царства, если ты сам не можешь простить… Подумаем о том, с чем мы из этого храма сейчас выйдем; мы призваны выйти прощенными, очи­щенными, приобщенными Царству, с миром Христовым: с этим мы выйдем или нет? А если мы с этим не выйдем, то знать мы долж­ны, что мы войдем в гущу и во тьму горького человеческого царства, но тогда мы всё должны вынести как заслуженный — не крест, а наказание. Аминь.

Опубликовано: «Мир всем». 1996, июль.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет