митрополит Антоний Сурожский

О молитве

1 апреля 1984 г.
Тема: Молитва   Место: Лондонский приход   Период: 1981-1985   Жанр: Проповедь

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

В сегодняшнем Евангелии Спаситель нам говорит, что «род сей — род бесовский, зло во всех его видах — изгоняется толь­ко молитвой и постом». Но какой же молитвой изгоняется зло? Только той молитвой, которая направлена к тому, чтобы строить правду Божию и добро Божие на земле. Спаситель, во всяком слу­чае в двух местах, говорит нам, что чего бы мы ни просили у Господа Его именем — Он это исполнит. И мы забываем, что значат эти слова «Моим именем». Они значат, что та молитва мо­жет быть услышана, которая могла бы быть произнесена Самим Спасителем Христом. Не такая молитва, которая идет на удовлет­ворение наших страстей, на укрепление неправды, на победу, в конечном итоге, зла на земле. А такая молитва, которая строит Царство Божие, царство любви, царство кротости, смирения.

И вот когда нам Господь обещает, что всякая молитва, ко­торая во имя Его будет произнесена, будет услышана, Он гово­рит нам о том, что нам надо, приступая к молитве, ставить пе­ред собой вопрос: Может ли Сам Спаситель Христос эту молитву принести Богу и Отцу? Может ли Он Сам эту молитву произнести за нас? Можем ли мы произнести эту молитву во имя Самого Христа?..

Другое есть место, где Спаситель нам говорит: Стучите, и отверзется вам, просите — и дастся вам… И опять-таки, тот же вопрос встает: о чем просить, и как просить? И если мы об­ратим внимание на то, что Христос говорит до и после этих слов, мы увидим, что следующее движение мысли: Не говорите многословно, говорите словами молитвы, которой Я, Христос, вас научу. И тут Он произносит впервые ту молитву, которая так дорога всему христианскому миру: Отче наш. Молитву, в которой мы называем Бога нашим Отцом, так же как Спаситель Христос Отцом называет Вечного Бога.

И дальше, первое прошение — прошение о славе Божией: Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, как на небе, так и на земле… И только в этом контексте, только если наша молитва идет на построение этого Царства, мо­жет она быть христианской и поэтому может она быть нашей: Хлеб наш насущный даждъ нам днесь — не сказал ли Господь «Не хлебом единым будет жив человек»? И Он нам сказал, что слово Божие питает душу, как хлеб, правда Божия, истина Божия — и вот о каком хлебе должны мы молиться. Просим мы о прощении подобно тому, как мы прощаем, потому что, прощая, мы уничтожаем то зло, которое вызвало нашу горечь и боль. Это наше прощение исцеляет и спасает грешника, раскрывает и нам, и ему двери Божиего Царства. И дальше мы просим об избавлении от искушения, о спасении от диавольской силы; но всё это для того, чтобы прославился Господь и чтобы наконец построилось то Царство Божие, которое есть спасение, надежда, тоска и голод всея земли.

Поэтому, когда мы будем приступать к молитве, вспомним это: что если наша молитва не может влиться в молитву Самого Спасителя Христа, то Он /мы?/ не может ее принести Богу и Отцу. И что только та молитва, благодаря которой Царство Божие стро­ится внутри нас, вокруг нас, во всем мироздании, — молитва, которая может изгнать бесов, уничтожить зло, принести жизнь туда, где была до этого только смерть. И нам, нам, христианам, дано это знать, нам, христианам, дано это сотворить. Какая это для нас должна быть радость, какое вдохновение, какой подвиг. Аминь.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет