митрополит Антоний Сурожский

O расслабленном

27 апреля 1980 г.

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа.

Вновь и вновь, из года в год, те же самые евангельские отрывки читаются в церкви и когда они возвращаются, всегда встает передо мной вопрос: «А что ты сделал в течение этого целого года для того, чтобы этот отрывок Евангелия был бы не словом, сказанным тебе и не услышанным, и не словом, просто напрасно прозвучавшим?» Сегодняшнее Евангелие говорит о пара­лизованном человеке, который в течение многих лет не мог найти себе исцеления, потому что никто, ни один человек не нашелся за все эти годы, чтобы ему помочь опуститься в исцеляю­щие воды купели, и вот, передо мной, как перед каждым из нас, вероятно, стоят два вопроса: «Кто я?» С одной стороны, я тот человек, лишенный силы, который не способен, не может, найти себе исцеления своими силами: сколько оцепенения в ду­ше, сколько бессилия в воле, сколько бесчувствия в сердце, сколько тусклости в разуме в каждом из нас, во мне.

И вот из года в год, когда-нибудь, хоть вот сегодня, звучит: «Ты можешь исцелиться!?» — И ответ: «Нет, не могу; силы нет, не могу взлететь душой к Богу, не могу собраться с сила­ми — не могу. Я парализован по всех отношениях…»

И другой вопрос встает, уже двоякий: «Неужели нет никого около меня, кто помог бы мне ожить — не опустив меня конечно, в целительные воды, а, может быть, сказав животворное слово? Может быть, если я сам, один, не могу идти, предложив меня поддержать, мне помочь хоть несколько шагов ступить — неужели?..» И если спросить себя: сколько таких голосов, сколько дружбы, сколько бодрящих слов, сколько слов, обращенных ко мне, лично, и к каждому из нас, к тебе, Самим Спасителем Христом, которые могли бы тронуть душу, так, чтобы она вздрогнула, и чтобы стала живой! И второй вопрос как обратная сторона первого: сколько вокруг меня людей, волей, сердцем, душой парализованных, кото­рым я мог бы помочь ожить, встать, пойти — а мне лень, мне некогда, я забываю! И когда я говорю «я» — я говорю, по со­вести, о себе, но также, вероятно, о каждом из вас, который слушает, который слышит мое признание в косности…

И что же нам делать? Неужели снова ждать в течение года, чтобы те же слова прозвучали, чтобы снова Христос нам сказал те же слова, и чтобы мы снова подумали: «Да, прошел год — и всё повторяется одно и то же в церкви…» Повторяется, да! — как и в нашей жизни; если бы только мы ожили от первого слова, нам не нужно было бы его слышать вновь и вновь, мы бы это слово вопло­тили в себе, мы бы его пронесли через всю жизнь, как факел, и загорелись бы души вокруг нас, и ожили бы люди вокруг нас, и они тоже понесли бы благую, животворящую весть…

Вот, в течение этой недели, которая сегодня началась этим чтением, спросим себя: в чем моя немощь? Чем я парализован? Какой частью души? Что внесло этот паралич, это оцепенение в мою душу? — и отделаемся от него, с помощью Христа, с помощью любящих нас людей, собрав все свои силы. И другое: «Кто около меня нуждается в той помощи, о которой я мечтаю, без которой я жить не могу?..» И не ожидая ничего, не ожидая, чтобы я сам стал живым — попробую дать другому ту помощь, которая ему поможет ожить. Аминь.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет