митрополит Антоний Сурожский

О семье и браке. Беседа 12

16 августа 1986 г.

За чтением из Апостола следует чтение из Евангелия от Иоан­на, самое начало второй главы. Я его прочту на русском языке и остановлюсь на некоторых его особенностях.

 

На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был также зван Иисус и ученики Его на брак. И как недо­ставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: Вина нет у них. Иисус говорит Ей: Что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой. Матерь Его сказала служителям: Что бы Он ни сказал вам, то сделайте. Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения иудей­ского, вмещавших по две или по три меры. Иисус говорит им: Напол­ните сосуды водою. И наполнили их до верха. И говорит им: Теперь почерпните и несите к распорядителю пира. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином — а он не знал, откуда это вино; знали только служители, почерпавшие воду, — тогда распорядитель зовет жениха и говорит ему: Всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе. Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверовали в Него ученики Его (Ин. 2, 1-11).

Я хочу обратить ваше внимание на некоторые вещи. Во-первых, Христос пришел на бедную свадьбу. Люди собрались в маленькой де­ревне, в хуторе каком-то, пришли, изголодавшись по радости, по лас­ке, и начался бедный деревенский пир. Через самое короткое время, вероятно, то немногое, что было приготовлено, было съедено, и то вино, которое было припасено, было выпито. И тогда Божия Матерь обращается к Своему Божественному Сыну и обращает Его внимание на то, что вино ужо выпито. Что Она этим хотела сказать? Неужели Она говорит Своему Сыну: Сделай, мол, что-нибудь, они еще могли бы пить и пить, и напиться так, что свалиться под скамьи, — неужели этого Она хотела? Нет; Она, конечно, видела, что их сердца еще так истосковались по радости, по счастью, по тому чувству, которое дает забыть все тяготы мира, всё, что давит, гнетет; сердца еще полны желания пребыть в царстве этой любви, жених и невеста, небесное виде­ние ласки. И Христос обращается к Ней с вопросом, который смущает многих: Что Тебе и Мне, Жено? В некоторых переводах и в некоторых толкованиях Отцов: Что между Тобой и Мной? почему именно Ты ко Мне обращаешься с этим вопросом? неужели потому что Я — Твой Сын и Ты думаешь, что у Тебя есть надо Мной какая-то власть? в таком слу­чае наши отношения только земные, плотские, в таком случае Мой час, час небесных чудес еще не пришел… Матерь Божия Ему не отвечает в том смысле, что — как же так, разве Я не Твоя Мать? и не отве­чает также: разве Я не знаю, что Ты — Сын Божий? Она только обра­щается к окружающим и делает их как бы соучастниками Своей веры; Она говорит слугам: Что бы Он вам ни сказал — сделайте… Этим Она говорит как бы действием, а не словами Своему Сыну: Я знаю, кто Ты, Я знаю, что Ты — Мой Сын по плоти и что Ты — Бог, сошед­ший в мир, для спасения мира, и Я потому к Тебе обращаюсь, не как к Сыну, а как к Богу Своему, как Творцу, как Промыслителю, как Тому, Который может любить землю до смерти… И тогда совершает­ся чудо, потому что пришло в мир Царство Божие верой одного чело­века. Какой же это нам урок о том, что мы можем — каждый из нас — верой как бы открыть дверь приходу Христа и открыть, создать ситуацию, которая даст возможность Богу чудодейственно изменить обстановку, полную тоски, неудовлетворенности, и сделать из нее обстановку ликующей, торжествующей радости.

Что дальше? — Так просто: да, слуги почерпали вино, да, они принесли хозяину, распорядителю праздника; но с нами остается одно важное событие: то, что в этот момент вера одного человека сделала земную обстановку небесной. И еще другое: единственная заповедь, которая когда-либо до нас дошла от Матери Божией: Что бы Он вам ни сказал, то сделайте… Когда радости вашей начнет приходить конец, когда вы уже почувствуете, что вы друг другу дали всё, что вы только могли дать, что нового вы ничего не можете сказать, что вы можете только повторять: я тебя люблю, — выразить это не можете по-новому, тогда прислушайтесь к тому, что Бог го­ворит в ваших сердцах, прислушайтесь глубоко к тому, что Он вам скажет, — и что бы Он вам ни сказал, то сделайте; и тогда вода обычной жизни, серота жизни, бесцветность жизни вдруг воссияет. Мы все видели иногда землю, покрытую росой. К восходу солнца это поле серое, даже земля, покрытая этими каплями воды, как бы туск­неет; и вдруг поднялось солнце, и всё засверкало, засияло цветами радуги. Вот так жизнь, которая потускнела, может превратиться в торжество, стать прекрасной, потому только, что мы дали Богу место в ней, может засиять, как это поле, о котором я говорил, всеми цветами радуги и красоты.

Опубликовано: Таинство любви: Беседа о христианском браке. СПб., 1994.

Слушать аудиозапись: , смотреть видеозапись: нет