митрополит Антоний Сурожский

Проповедь в храме апостолов Петра и Павла в Лефортово, Москва

12 февраля 1983 г.
Тема: Христос, Церковные праздники   Место: СССР   Период: 1981-1985   Жанр: Проповедь

После приветствия отца Настоятеля:

Отец Настоятель, и все вы, здесь собравшиеся! Для меня бывает прямо несказанной радостью всякое посещение храмов и святынь на родной русской земле, и молитва с вами укрепляет меня на то служе­ние, которое волей Божией мне выпало далеко отсюда, в самом дале­ком крае Западной Европы. Бог благословляет нас там в нашем труде. Вы, верно, помните, как в тропаре русским святым говорится, что мы все являемся плодом сеяния их. Они сеяли слово, они сеяли кровь, они сеяли слезы, они сеяли радость, любовь и победу.

И таким сеянием Господь рассеял по лицу всей земли русских православных людей, и везде, где пало это зерно — семья или большее число людей — выросла церковь. Конечно, не такие хра­мы, как на родной русской земле: это комнаты, подвальные гаражи, любое помещение. Но, как сказал нам раз в одном из самых бедных храмов Парижа теперь давно покойный Владыка Елевферий Литовский и Виленский: «Нет храма малого, нет храма недостойного, потому что и небо не может вместить присутствие Божие, а самый убогий храм есть место, где живет Бог».

По всей земле Бог является, как бы странником. Грехом челове­ческим Он был изгнан, Он больше не безраздельный хозяин всей зем­ли; но верой человеческой создаются места, где Он остается безраз­дельно Господом. И первое место, где Он может воцариться во славе, быть предметом безграничной любви и поклонения — это человеческое сердце, Царство Божие внутри нас. Нигде Царства Божия не может быть для нас и для других людей, если его нет в нашем собствен­ном сердце. Царство Божие, это не место, это состояние; это сос­тояние человека или группы людей, для которых Христос стал вож­дем и путеводителем, примером, которому люди следуют. И когда Господь воцаряется в человеческой душе, тогда вокруг этого человека растет и ширится царство Божие. Вокруг такого человека вод­воряется та гармония и тот мир, на который способны те, кто открыт к свету и благодати.

Но Сам Господь нам говорил: В мире скорбны будете; но Он при­бавляет: Не бойтесь! Не бойся, малое стадо, Я победил мир. Он говорит нам, в лице Своих апостолов, что Он посылает нас, как овец среди волков, и Он говорит: Не бойтесь! Я победил мир. И победа Христова — это Его крест и воскресение. И каждую неделю мы празд­нуем эту победу. Не напрасно русский гений этот день недельный назвал Воскресением. Победа Господня.

Но это победа еще не явная; она еще не слепит, она еще не то, чем она будет в конце времен, когда Господь придет во славе, судить живых и мертвых. Тогда все Его узнают, тогда все или покло­нятся Ему, или в трепете и ужасе падут ниц в надежде на милость Божию и на спасение, несмотря на грехи.

Нам же, православным людям, теперь дано уже знать о Христе: о Его безграничной любви к нам, о том, что ничто не оста­новило Его в деле нашего спасения. Если мы спрашиваем себя, много ли мы значим для Бога, насколько мы Ему дороги, что готов Он дать, как бы выкупом за каждого из нас, мы можем с уверенностью ответить: всю Свою жизнь, все страсти Страстной седмицы, смерть на кресте, Богооставленность, сошествие во ад — все это Он претер­пел ради любви к каждому из нас; не к человечеству в целом — безлико, безлично, а к каждому человеку. Когда-то, как повеству­ется в одном житии, один священник ставил себе вопрос: для кого умер Господь — неужели для каждого? Перед ним встал Спаситель и сказал: Если был бы только один грешник на земле, Я снова, вновь и вновь претерпел бы всё, что Я претерпел на земле. Так нас любит Господь.

И когда мы думаем о Его победе Крестом и Воскресением, то знай, что она обращена к каждому из нас, ради каждого из нас это случилось. И как же нам в ответ на такую любовь не ответить благоговением? А если у нас нет сил любить всей душой, всем сердцем, всем умом, всей крепостью своей, мы можем хоть взирать в изумлении на Христа Спасителя и сказать себе: Я хоть малым чем попробую Ему сказать, Ему доказать, что Его жертва для меня не была напрасна, что я понял Его любовь. Вся жизнь наша должна быть просто действием благодарности, все мы должны были бы делать, чтобы обрадовать Господа, из благодарности, из изумления о Его любви.

И вот мы празднуем воскресение Господне из недели в неделю. Как это дивно! Мы празднуем победу; не только победу над смертью, которая постигла Христа, но всякую победу над всякой смертью: по­тому что до Христа ужас смерти заключался в том, что смерть была окончательной, безнадежной разлукой с Богом и со всеми любимыми, а теперь смерть этим не является. Бог прошел этими вратами, Он раскрыл, открыл нам путь, и через смерть мы вступаем в новое, более глубокое общение с Богом, и в Нем — со всеми, кто нам до­рог, и со всеми, кого мы на земле не умели любить, но кого мы увидим после своей смерти в свете Божественной любви.

Воскресение Христово — единственное событие истории, которое одновременно принадлежит прошлому, потому что оно имело место когда-то, в определенный год, в определенный день и час, но которое также есть реальность каждого дня до конца истории мира, потому что воскресший Христос — жив, Он восседает во славе, и Он среди нас, где двое и трое и больше собраны во Его имя.

Поэтому будем благоговейно праздновать этот день воскресный, этот день победы Божественной любви, Божественной жизни, день, который не только вернул Христа к земной и вечной жизни, плотью, но который каждого из нас делает чадом Божиим, открывает перед нами вечные двери. Будем радоваться! Из глубины радости можно жить; из благодарности можно творить, можно вырасти в меру любви Христовой, и жизнь свою отдать для Бога и для ближнего; и всё это — плод Христовой любви в Кресте и Воскресении. Слава Богу за Его любовь! Аминь.

Опубликовано: «Проповеди, произнесенные в России». – М.: Фонд «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского», 2014.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет