митрополит Антоний Сурожский

Введение во храм Божией Матери

4 декабря 1981 г.

Во имя Отца и Сын, и Святого Духа.

Есть праздники, сила которых заключается в воспоминаемом событии; важно, значительно в них, решающе для судеб человечест­ва то, чти случилось; таков праздник Рождества Христова или праздник Воскресения; решающее значение имеет то, что действительно в тот день Бог стал человеком и родился на земле, что именно в тот день воскрес Господь, умерший крестной смертью ради нашего спасения.

И есть праздники, также, как и иконы, которые говорят нам о каком-то внутреннем событии, даже если историческая их обста­новка не ясна. Таков праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Чтобы исторически, в древнем Иерусалиме действительно слу­чилось то событие, которое описывается в богослужебной песни — едва ли возможно; но оно говорит нам что-то гораздо более значи­тельное, более важное о Божией Матери, нежели физическое Ее вступление во Святая Святых, которое было запрещено и Первосвященнику. Это день, когда Божия Матерь, достигшая той ранней зрелости, которая делает ребенка способным лично переживать, лично воспринимать и отзываться на таинственное прикосновение благодати, когда, достигши этого возраста, Она вступила действительно во Святая Святых — не в вещественное Святая Святых храма, а в ту глубину Богообщения, которую исторически Храм собой изображал.

И с каким трепетом мы можем читать в богослужебной книге слова, которые приписываются с такой нежностью, с такой глубиной Иоакиму и Анне: «Чадо, иди! И будь Тому, Который всё тебе дал, возношением и сладким благоуханием! Вступи в ту область, куда нет двери; научись тайнам, и готовься стать местом вселения Самого Бога…» Как дивно подумать, что мать, отец могут обратиться к ребенку с такими словами: «Войди в ту глубину, вступи в ту тайну, куда не ведет никакая вещественная дверь, и приго­товь себя быть возношением Богу, сладким благоуханием, местом вселения…»

Так толкуют некоторые Отцы Церкви, и святитель Феофан значение этого вступления Божией Матери в храм, во Святая Святых. Нетронутая грехом, неоскверненная ничем, но уже способная чистым сердцем, неоскверненной плотью, незатуманенным умом ото­зваться на святыню, на дивность Божию, трехлетняя Отроковица посылается в эти глубины молитвенного, созерцательного общения.

И в другом месте того же богослужения мы читаем, как Ей тихо говорит Архангел Гавриил, чтобы Она открылась Богу и приготовилась стать местом вселения грядущего Спасителя.

Вот, о чем говорит нам праздник; о том, как с первых Своих шагов, напутствуемая матерью и отцом, наставляемая Ангелом, Она вступает в те глубины молитвы, безмолвия, благоговения, любви, созерцания, чистоты, которые составляют подлинное Святое Святых. И разве удивительно, после этого, что мы этот день празднуем как начало спасения: первая из всех тварей Пресвятая Дева вступает в эти непроходимые, неприступные глубины, вступает в то общение с Богом, которое будет расти и расти незапятнанно, незатемненно, неоскверненно в течение всей Ее жизни, до момента, когда, как пишет один из западных писателей, Она сможет, в ответ на Божий призыв, произнести Божие имя всем умом, всем сердцем, всей волей, всей плотью Своей, и, вместе с Духом Святым, родить Воплощенное Божие Слово.

Да, в день этого праздника действительно совершается для нас явление этого дивного события, начало этого возрастания, но также и образ того, к чему мы призваны, куда нас зовет Гос­подь. Всех нас зовет Господь во Святое Святых; да — мы осквер­нены; да — наши умы отуманены; да — наши сердца нечисты; да — наша жизнь порочна, недостойна Бога. Но всем доступно покая­ние, которое может очистить нас и в уме, и в плоти, и в сердце, выправить нашу волю, всю жизнь нашу сделать правой, так, чтобы и мы могли войти во Святая Святых.

И в этом празднике, в словах, которые я прочел в начале, произнесенных как бы Иоакимом и Анной, разве нет призыва к каж­дой матери и к каждому отцу, чтобы с ранних лет, с мгновения, когда ребенок может что-то уже — не понять умом, но чуять сердцем, воспринимать чуткостью, принять благодать — сказать и нашим детям: вступи благоговейно, трепетно в ту область, куда никакая дверь, ни церковная, ни умственная, ни иная не вводит, а только безмолвное, трепетное предстояние пред Богом — то Святое Святых, с тем, чтобы вырасти в полную меру роста Христова, уподо­биться Матери Божией, и стать храмом, местом вселения и Святого Духа, и Господа в Таинствах, стать детьми нашего небесного Отца. Аминь!

Опубликовано: «Во имя Отца и Сына, и Святого Духа…» – М.: «Гранат», 2014.

Слушать аудиозапись: нет , смотреть видеозапись: нет